stogarov (stogarov) wrote,
stogarov
stogarov

Category:

Кто автор дунайского следа в "Слове о полку Игореве"?

1.Дунай вместо Днепра
2. Автор "Слова" читал Татищева
3. Замысел славянофила или озорство?
4. Где на Дунае Путивль? или плач Кримхильды


1. Дунай вместо Днепра

"Слово о полку Игореве" содержит указания, что описанные в нем события происходили в бассейне реки Дунай. Эти указания явно проступают сквозь общую географическую канву "Слова", где Курск и Донец должны подтвердить, что поход Игоря разыгрался между Днепром и Доном на Русской равнине. Подобным образом при расследовании уголовного дела небольшая улика способна разрушить гладкую, на первый взгляд, версию защиты.

Совершенно отчетливо это проявляется в т.н. плаче Ярославны:
"На Дунаи Ярославнынъ гласъ слышитъ, зегзицею незнаема рано кычеть. "Полечю, - рече - зегзицею по Дунаеви, омочю бебрянЪ рукавъ въ КаялЪ рЪцЪ; утру князю кровавыя его раны на жестоцЪмъ его тЪлЪ".
Здесь главное даже не само по себе упоминание Дуная, а то, что Каяла, на которой происходит битва Игоря с половцами, это явно приток Дуная. Иначе каким же образом, летя над Дунаем, можно замочить свой рукав в Каяле?
Это что ж за рука такая, если Каяла находится в доброй тысяче километров от Дуная в бассейне Дона? Или что это за такая птица зегзица (кукушка), что легко перелетает ту же тысячу километров?
А вот дальше:
"Ярославна рано плачеть Путивлю городу на заборолЪ, аркучи: "О, Днепре Словутицю! Ты пробилъ еси каменныя горы сквозЪ землю Половецкую".
Тут уже упоминается Днепр, но что же это за каменные горы, которые пробил Днепр?
Если считать, что это днепровские пороги, то какие же это горы? А вот Дунай, действительно, течет сквозь высокие каменные горы.

Читатель может возразить: - Но как же Киев, Новгород, Чернигов, упомянутые в "Слове"? Да и, вообще, земля Русская?

Давно замечено, что т.н. древнерусская топонимика - Киев, Киевец, Новград, Ростов, Переяслав, Тутракань, Чернград, Русе - это названия старых городов на Дунае, порой сохранившиеся до наших дней. Город Рацкеве, т.е. в буквальном переводе Русский Киев, расположен на Дунае в 45 километрах к югу от Будапешта. (О Путивле см.раздел 4).

Упоминания о Руси на Дунае достаточно многочисленны и в исторических источниках.
(см. наш обзор в книге А.Пустогаров, "Год 1492-й: конец света или начало истории?", М., 2017, ч.1, гл.1)

Вот и в "Слове"
"Ту немци и венедици,
ту греци и морава
поютъ славу Святъславлю,
кають князя Игоря,
иже погрузи жиръ во дне Каялы - рекы половецкыя, -
рускаго злата насыпаша".

Поют славу Святославу и клянут Игоря отчего-то народы, проживающие неподалеку от Дуная по обеим его сторонам. С какой стати отслеживать им события в степях на далеком Дону? Ведь и поэтическая гипербола не должна вызывать скептическую улыбку своей абсурдностью.

Но еще более существенный аргумент в пользу Дуная, это "железные великие полки половецкие" и "мечи харалужные", т.е. булатные, воинов Игоря. На Русской равнине вплоть до 17 в.н.э. не было разведанных месторождений металлов. Соответственно, не было и металлургии, позволяющей изготовлять оружие. (См. "Год 1492-й...", ч.1, гл.4,2). А вот на Дунае были разведанные месторождения металлов и развитая металлургия. Металлургов же, вооружающих передовым оружием соседние страны, можно встретить разве что в исторических сочинениях.

В книге "Год 1492-й..." мы сформулировали тезис, что события, описанные в Повести Временных Лет (ПВЛ) также могли происходить лишь на Дунае, а вовсе не на Днепре.
Один из основных наших аргументов также был "металлургическим".
Вот история ПВЛ о хазарской дани.

«И нашли их хозары сидящими на горах этих в лесах и сказали хозары: «Платите нам дань». Поляне, посовещавшись, дали от дыма по мечу. И отнесли их хозары к своему князю и к своим старейшинам и сказали им: «Вот, новую дань нашли мы». Те же спросили у них: «Откуда?» Они же ответили: «В лесу на горах над рекою Днепром». Опять спросили те: «А что дали?» Они же показали меч. И сказали старцы хозарские: «Не добра дань та, княже: мы доискались ее оружием, острым только с одной стороны, – саблями, а у этих оружие обоюдоострое – мечи: станут они когда-нибудь собирать дань и с нас, и с иных земель».

Это означает, что на этих горах (снова горы, которых нет на Днепре) были хорошо развиты производство и обработка металлов, что быстро сообразили летописные хозары. Они хорошо понимали преимущества, которые дает обладание передовым вооружением. Бассейн Днепра на роль производящего оружие металлургического региона не годится никак.

Еще один аргумент в пользу дунайского расположения Руси - это описанный в ПВЛ путь из варяг в греки, по которому якобы ходили на судах походами на Константинополь русские князья. Путь этот совершенно фантастичен в случае, если он шел по Днепру, поскольку, во-первых, Днепр до Екатерины Великой не был насквозь судоходен в связи с порогами, а, во-вторых, на расстоянии более 1000 км (от Киева до Белгорода-Днестровского) проходил по безлюдным территориям, что исключало возможность ремонта судов, пополнения запасами непортящейся провизии и т.п. В то же время торговый путь из Померании (Варяжского поморья) в Черное море и Константинополь по Эльбе и Одеру и затем Дунаю широко использовался и был хорошо обжит.

А часть этого пути - дорога от Истрии (совр. Добруджа) до Русе называлась Трояновой (А.Л. Никитин Основания русской истории Аграф, Москва, 2001, с.125). На этой дороге находится болгарский город Троян, а над ним ведущий через хребет Стара-Планина перевал Троян. А вот тропа Трояна в "Слове": "О Бояне, соловию стараго времени! А бы ты сиа плъкы ущекоталъ... рища въ тропу Трояню чресъ поля на горы!" А вот земля Троянова: "Ту ся брата разлучиста на брезЪ быстрой Каялы; ту кроваваго вина не доста; ту пиръ докончаша храбрии русичи: сваты попоиша, а сами полегоша за землю Рускую. Ничить трава жалощами, а древо с тугою къ земли преклонилось. Уже бо, братие, не веселая година въстала, уже пустыни силу прикрыла. Въстала Обида в силахъ Даждь-Божа внука, вступила дЪвою на землю Трояню, въсплескала лебедиными крылы на синЪм море у Дону..."
Выходит, что земля Троянова - на берегу моря, по ней проходит тропа Троянова и протекает река Каяла. Одно из объяснений названия Каяла - от тюркского "скалистая". По скалистому плато Добруджа протекает приток Дуная с похожим названием - Канлия. Здесь же находится и город Чернаводэ - ср. с Черниговом из ПВЛ и "Слова".

В ПВЛ, как и в "Слове", проведена, что называется, локализация дунайских историй, то есть их привязка к днепровским топонимам. Однако днепровская привязка ПВЛ нет-нет да и кажется странной, а вот дунайская оказывается вполне уместной. Вот "В год 6475 (967). Пошел Святослав на Дунай на болгар. И бились обе стороны, и одолел Святослав болгар, и взял городов их 80 по Дунаю, и сел княжить там в Переяславце, беря дань с греков». Рисковая, прямо скажем, операция, если надо спускаться по Днепру через пороги, после плыть к Дунаю по морю, а затем еще изрядно подыматься по Дунаю вверх , чтобы взять 80 городов. Если же Киев находится на Дунае, то все гораздо проще.
А вот Ольга в 968 году из осажденного печенегами Киева (уж не жителями ли Печа - сегодняшней части Будапешта?) посылает за подмогой к Святославу в Переяславец. Согласитесь, если это Киев на Днепре, подмога с Дуная могла сильно запоздать.
А тут "Святослав с дружиною быстро сел на коней и вернулся в Киев". Кстати, А. Никитин сообщает, что путь по Дунаю был сухопутным и шел по берегу (там же). То есть кони тут вполне уместны. А вот доскакать на них с Дуная на среднее течение Днепра вряд ли удастся.

А вот в 1069 году киевляне пугают Изяслава Владимировича, что "поневоле придется поджечь город и уйти в греческую землю". Вряд ли на Изяслава подействовала бы эта угроза, если бы Киев находился не на Дунае, а на Днепре.

Проведенный нами в книге "Год 1492-й" (ч.1, гл.3) анализ источников по истории Древней Руси показывает, что появлялись они в следующей последовательности:
"Московия " Сигизмунда Герберштейна (1549),
«Хроника польская, литовская, жмойтская и всея Руси» Матея Стрыйковского (1582),
Киевский Синопсис (1674).
Затем в 18 веке (в том числе с легкой руки, или, вернее, пера, Василия Татищева) в оборот вошли т.н. древнерусские летописи, о которых во всех предыдущих источниках, уже содержавших основные события русской истории, никаких конкретных данных не было.

Мы полагаем, что для написания истории Древней Руси на Днепре австрийский дипломат и бакалавр Венского университета Сигизмунд Герберштейн использовал источники, описывавшие события на Дунае. Венский университет в это время работал над созданием истории династии Габсбургов, выводя их род от Юлия Цезаря, поэтому связанные с Дунаем истории местных княжеских династий были явно не ко двору. Их лучше было приспособить для истории Киевской Руси на Днепре, обосновывая претензии московских царей на Киев и Константинополь.



продолжение
Tags: Слово о полку Игореве
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments