stogarov (stogarov) wrote,
stogarov
stogarov

Categories:

к годовщине

извлечения из
Пушкин и гвардия
8 Гвардейский капкан


Мы переходим к последнему году жизни и истории дуэли Пушкина. История эта хорошо известна и изложена в школьных учебниках. Кто же ее автор? Ответ может показаться неожиданным – император Николай I...
через  10 дней после дуэли, через неделю после смерти Пушкина и в день ПЕРВОГО заседания военного суда по делу о дуэли, Николай I уже сформулировал официальную версию событий.

в деле нет (как нет упоминания о нем  в письме Николая I) так называемого диплома рогоносца («безымянных писем»), после получения которого Пушкиным в ноябре 1836 года открыто началась дуэльная история.
(При этом «экземпляр пасквиля, полученный графом Виельгорским, в III отделении был, хранился в секретном досье» ).
Отчего же следствие игнорировало важную улику, способную пролить свет на причины дуэли? Ответ очевиден: оттого,  что в письме было ясно сказано -  жена Пушкина Наталья Николаевна является любовницей государя императора Николая I.

"… Не   говоря  уже  об  истинной   чести,  требующей   только  соблюдения внутреннего  нравственного достоинства,  недоступного ни для какого внешнего посягательства,  -  даже  принимая честь в условном значении согласно светским понятиям и обычаям,  анонимный пасквиль ничьей  чести вредить не мог,  кроме чести писавшего  его. Если бы ошибочное предположение было  верно  и автором письма  был действительно  Геккерн,  то он тем самым лишал себя  права  быть вызванным  на  дуэль,  как человек,  поставивший  себя  своим  поступком вне законов  чести; а если  письмо писал не он, то для вторичного вызова не было никакого основания.  Следовательно, эта несчастная дуэль произошла не в силу какой-нибудь внешней для Пушкина необходимости, а единственно потому, что он решил покончить с ненавистным врагом» (В.C. Соловьев, «Судьба Пушкина»,  X, XI).

Но вся ситуация и облик Пушкина меняются, если ненавистным врагом Пушкина был не балбес Дантес, а государь император Николай I.

Так отчего же уйти в отставку и покинуть двор требуют «будущая судьба всего моего семейства, собственное мое спокойствие»? Ведь  биографы Пушкина считают, что Наталья Николаевна познакомилась с Дантесом только в 1835 году. В чем тогда причина желания Пушкина покинуть двор через пол года после своего назначения  камер-юнкером? Ответ очевиден: на красавицу Наталью Николаевну, грубо говоря, положил глаз сам Николай I.

Николай I, вообще, был большим любителем амурных приключений с многочисленными дамами. Эти приключения сам он благодушно называл «васильковыми дурачествами». При этом император, по его понятиям, вел себя довольно благородно и после более-менее длительной связи выдавал свою любовницу замуж с хорошим приданным, а затем обеспечивал ее мужу быстрое продвижение по службе. ...именно такую ситуацию рисует граф Лев Толстой в повести «Отец Сергий».

И вот этот ловец чинов Дантес мог отважиться перейти дорогу самому императору?  Ему что, про судьбу Безобразова не рассказали? Нет, поверить, что Дантес без указания императора мог демонстративно ухаживать за женой Пушкина, никак нельзя.
Потому-то русская аристократия и продолжала привечать Дантеса после дуэли и его высылки из России.

Гром грянул в конце октября, когда Пушкин узнает о свидании Натальи Николаевны на квартире Идалии Полетики. (Идалия – незаконнорожденная дочь графа Строганова и жена полковника Кавалергардского полка).
С кем было свидание?  Припертая мужем к стенке, Наталия Николаевна использовала ту же увертку, что и на даче, и поведала, что свидание было с Дантесом.
«Мадам (Полетика), по настоянию Гекерна (Дантеса), пригласила Пушкину к себе, а сама уехала из дому. Пушкина рассказывала княгине Вяземской и мужу (выделение наше – А.П.), что, когда она осталась с глазу (на глаз) с Гекерном, тот вынул пистолет и грозил застрелиться, если она не отдаст ему себя. Пушкина не знала, куда ей деваться от его настояний; она ломала себе руки и стала говорить как можно громче. По счастию, ничего не подозревавшая дочь хозяйки дома явилась в комнату, и гостья бросилась к ней» (П.А. и В.Ф. Вяземские, « Рассказы о Пушкине, записанные П.И. Бартеневым»).


Мы должны (вслед за Пушкиным) поверить, что Дантес настолько сошел с ума от любви, что затеял непристойный скандал с угрозой самоубийства на квартире своего гвардейского начальника. На Дантеса это совершенно не похоже. Нет, вся эта история – плод напуганного воображения двадцатичетырехлетней Наталии Николаевны.Более того, вот еще одна деталь этого свидания, о которой сообщает дочь Наталии Николаевны и П.П. Ланского: «В числе ея (И.Полетики)  поклонников самым верным, искренно влюбленным и беззаветно преданным был в то время кавалергардский ротмистр Петр Петрович Ланской. Хорошо осведомленная о тайных агентах, следивших за каждым шагом Пушкиной, Идалия Григорьевна, чтобы предотвратить опасность возможных последствий, сочла нужным посвятить своего друга в тайну предполагавшейся у нея встречи, поручив ему, под видом прогулки около здания, зорко следить за всякой подозрительной личностью, могущей появиться близ ея подъезда» (Арапова А П., «Н. Н. Пушкина-Ланская», Приложение к газ. „Новое время". 1908. 2(15) янв. с. 2).
Непристойный скандал Дантеса охраняет старший по званию гвардейский офицер?   Арапова говорит «ротмистр», но Петр Ланской 6 января 1834 года был произведен в полковники. Кроме того, 23 апреля того же года Ланской был назначен флигель-адъютантом императора («История кавалергардов и Кавалергардского Ее Величества полка, с 1724 по 1-е июля 1851 года», СПб.: Военная типография, 1851. — С. LXV), то есть состоял в свите Николая I.
Вот это «флигель-адъютант императора»  все и объясняет.

На квартире полковника-кавалергарда в казармах Кавалергардского полка под охраной другого полковника-кавалергарда, флигель-адъютанта императора (плюс упомянутых Араповой тайных агентов) с кем  могла встречаться Наталья Николаевна? С молодым офицером Дантесом? Не много ли чести?
Нет, это был император.


Итак, Пушкин вызывает Дантеса вместо государя императора, не сообщая, за что. Но если окружающие не поняли бы настоящую причину этого вызова, смысл дуэли был бы потерян. Пушкин нужно было каким-то образом  на эту истинную причину указать. Поэтому мы разделяем гипотезу Николая Петракова, изложенную им в книге «Последняя игра Александра Пушкина»: автором «диплома рогоносца» был сам Пушкин.

Но более важным является другое:
Пушкин выводил скандал на новый уровень, вовлекая в него голландского дипломата. Напомним, что Голландия была очень важным партнером России: голландские банкиры предоставляли России крупные займы, а с начала  правления Николая I до 1843 года внешний долг России вырос почти в полтора раза – деньги были нужны как на войны, так и на строительство железных дорог. Поэтому скандал с участием голландского дипломата не мог не сказаться отрицательно  на репутации России.
Вдобавок Пушкин обострил отношения с Николаем I, открыто назвав вещи своими именами. И через одиннадцать лет после дуэли император не забыл об этом разговоре: «Под конец жизни Пушкина, встречаясь часто в свете с его женою, которую я искренно любил и теперь люблю, как очень добрую женщину, я раз как-то разговорился с нею о комеражах ( сплетнях ), которым ее красота подвергает ее в обществе; я советовал ей быть сколько можно осторожнее и беречь свою репутацию и для самой себя, и для счастия мужа, при известной его ревности. Она, верно, рассказала это мужу, потому что, увидясь где-то со мною, он стал меня благодарить за добрые советы его жене. «Разве ты мог ожидать от меня другого?» – спросил я. – «Не только мог, – ответил он, – но, признаюсь откровенно, я и вас самих подозревал в ухаживании за моею женою». Это было за три дня до последней его дуэли» (М. А. Корф, «Из записок»,  Рус. Стар., 1900, т. 101, с. 574. Ср.: Рус. Стар., 1899, т. 99, с. 311).   Пушкин вдобавок словно насмехался над императором: Я дал слово не стреляться с Дантесом? Я с ним и не стреляюсь. Посылаю оскорбительное письмо его отцу.
Дерзкое  поведение Пушкина и провоцируемый  им дипломатический  скандала, по видимому, перевесили желание Николая I избежать дуэли в «ближнем кругу».
Император принимает решение уничтожить Пушкина. Заметим, что Луи  Геккерн мог не отвечать вызовом на дуэль на оскорбления Пушкина (что он и сделал):  по причине дипломатического статуса это не роняло его честь. Но Николай I, очевидно, посчитал, что Пушкин на этом не остановится. Поэтому вызов Пушкину вместо Луи Геккерна послал Дантес.  Дантес был превосходным стрелком: еще в 1829 году во время учебы во Франции в военной школе Сен-Сир он получает приз в соревнованиях в  стрельбе по летящим голубям (Валерия Елисеева,   «За Бога, короля и даму!»,  Вокруг света»/ Август 2008). Вполне вероятно, что на дуэли Дантес целился Пушкину в пах, обрекая того на мучительную смерть.

Итак, Пушкин больше не выглядит, как в традиционной версии дуэли, человеком, у которого «злобная мстительность» заглушила  «голос рассудка и здравого смысла». Становится ясным масштаб его трагедии.
Tags: Пушкин и гвардия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments